«РОДИТЕЛИ, НАЧИНАЙТЕ С СЕБЯ!»

Психолог Ирина Калёнова о том,
почему дети уходят из Церкви и как этого избежать

Увы, многим знакомая картина: пока ребенок мал, он с радостью идет в храм, но по мере взросления радость эта гаснет, и вот уже родителям приходится уговаривать свое чадо причаститься, попоститься, да хотя бы просто прийти на богослужение. А потом подросток и вовсе начинает вести «антирелигиозную пропаганду» дома. И не дает покоя родителям мучительный вопрос: как так вышло?

Почему же дети, вырастая, уходят из Церкви? Кто в этом виноват? Как избежать расцерковления подростка? Об этом мы беседуем с Ириной Калёновой, психологом-консультантом при храме святых Космы и Дамиана в Шубине (Москва), соведущей Христианского психологического клуба.

Мир по черно-белому

— Ирина Константиновна, в чем особенности возрастной психологии подростка?

— Это большая тема, и рассказать все об особенностях возрастной психологии в рамках одного интервью невозможно. Самая важная особенность возраста — это пересмотр ценностей и отношений. Если для маленького ребенка родители — это неоспоримый авторитет, то подросток начинает искать свое, видит, что они могут и ошибаться, авторитеты смещаются в сторону сверстников. Гормональные изменения в организме делают подростка очень возбудимым и эмоциональным. В его представлении мир становится черно-белым, без оттенков и компромиссов. Это состояние и вызывает то, что называют подростковым бунтом. Все, чему учили раньше, должно быть пересмотрено и либо присвоено, либо выброшено из жизни. Я призываю родителей с уважением отнестись к этим процессам. Очень сложно, но необходимо в это время не испортить отношения с ребенком и сохранить доверие.

— Все ли подростки начинают бунтовать, не слушаться родителей, священников?

— Далеко не все устраивают явный бунт. Достаточно большая часть подростков проходит через кризис мягко, без явно выраженных признаков протеста. Пересмотр ценностей происходит без скандалов, и подросток сам выбирает то, что совпадает с мнением родителей. Или не выбирает. Правда, не исключено, что бунт просто откладывается на более поздний возраст.

— А что вообще подростку важно? К чему он стремится? Что любит, ценит?

— На эти вопросы нет однозначных ответов, все зависит от характера, способностей и интересов.

Без веры или без Церкви?

— В чем своеобразие подростковой веры?

— Нет подростковой или взрослой веры. Вера либо есть, либо ее нет. Можно говорить о подростковой религиозности, о подростковом поиске своей правды, идеалов и авторитетов, которые в черно-белом свете становятся хрупкими и часто сменяют друг друга.

— А можно ли веру потерять? Если да, то была ли она вообще в таком случае?

— Можно обидеться на Бога, можно разочароваться, можно уйти из Церкви и пойти искать Бога в другом месте, можно забыть о Нем и потеряться в суете. Нельзя судить, была ли вера. Мы не можем знать это наверняка, как и то, что будет потом, даже если кажется, что сегодня веры нет. Это личные отношения человека и Бога, не нам судить.

— Почему подростки, с детства находившиеся в храме, уходят из Церкви?

— Вопрос непростой и многогранный, хотя бы потому, что уйти из Церкви не всегда значит потерять веру. Уход из Церкви чаще всего сводится к нескольким причинам: нежеланию исполнять церковные предписания, бунту против навязанной системы ценностей (порой в детстве в Церкви держит страх перед Богом и родителями), неприятие отталкивающего поведения церковно- и священнослужителей. Если священники жестко, бескомпромиссно обращаются с подростками и в целом со своей паствой, они кого угодно разгонят. Особенно страшно, если пастырь унижает пасомого.

Но главная причина, на мой взгляд, все же в родителях. Еще в более раннем возрасте ребенку то хотелось поспать подольше, то поиграть во время молитвы – и это нормально. Если в таком случае родители и батюшка с любовью и пониманием отнесутся к ребенку, найдут слова и способы договориться, я думаю, впоследствии проблем будет меньше. Но если ребенка попробуют жестко сломать и силой, или манипуляцией, или через запугивание все-таки заставят вести себя в соответствии с правилами, то в подростковом возрасте может возникнуть реакция отторжения, и он начнет сопротивляться. «Злая» мама или «злой» папа обычно в таких ситуациях с еще большим рвением насильно гонят ребенка в храм. Замкнутый круг.

Потом приходит подростковый возраст. Так уж устроена психика ребенка в этот период, что он должен все сам на себе проверить, навязывание в данном случае не поможет, страх не сработает, манипуляции будут только злить. Чем жестче родители настаивают на соблюдении подростком всех обрядов и правил, тем сильнее сопротивление. А порой еще и ровесники в школе посмеиваются.

Немного о «белых воронах»

— Значит, часто проблема может быть в том, что ребенок не находит понимания среди сверстников?

— Да, бывает, что ровесники не понимают подростка, у них другие интересы, и это тоже серьезно. А для подростка очень важно мнение его ровесников, и ему очень не хочется выделяться и вызывать насмешки. Очень важной становится потребность принадлежать к сообществу сверстников.

— А что бы вы посоветовали такому подростку, который чувствует себя среди одноклассников «белой вороной»?

— Да что тут посоветуешь… Я только могу ему пожелать стойкости и веры в себя. Ну, может, еще гибкости и не дразнить «черных ворон». А по секрету скажу: в этом возрасте каждый ощущает себя «белой вороной». Поэтому ищите таких же, как вы.

— Как подростку соединить свои светские интересы и веру? Ведь так часто он чувствует, что Церковь — это один мир, а общество, школа, кружки по интересам — другой, и эта разница его может беспокоить.

— Для тех, кто с детства регулярно ходит в церковь, мне кажется, такой проблемы нет. Они уже давно приспособились к различиям. Многие даже не видят принципиальной разницы между воскресной школой и кружком по интересам. Просто интересы у них лежат в области веры, Церкви и Библии. Здорово, если при храме есть подростковый клуб и молодежное служение, где удовлетворяется важная потребность в общении с ровесниками, есть место, где за чаем можно поговорить и о Боге, и о музыке, и о кино, и о путешествиях, отношениях и других волнующих подростка темах. Хорошо, когда есть с кем отметить праздник, попеть, потанцевать на балу, сходить в поход. В этом случае тому, как сочетать светские интересы и веру, они учатся без проблем.

Беспокойство возникает тогда, когда родители и священнослужители сами боятся всего светского, резко противопоставляют Церковь и весь остальной мир: «В Церкви все хорошо, а в мире все плохо». В этом случае в подростковом возрасте человек все равно увидит, что не все так однозначно, и может сделать выбор не в пользу Церкви.

Яблоко от яблони

— Как правильно воспитывать ребенка, чтобы он потом не ушел из храма?

— Не вполне ясно, какое тут может быть правильное воспитание. Для этого нужно не воспитывать, а показывать своим примером. Дело в том, как родители сами себя ведут.

Например, родители начинают требовать подробного соблюдения всех правил без объяснения их глубинного смысла. И подросток не понимает, зачем ему это надо, и воспринимает жесткие требования как насилие. В результате ребенок ничего не будет рассказывать и объяснять, а просто уйдет из Церкви.

— Можно ли заранее предотвратить уход ребенка из Церкви?

— Еще раз скажу: родители, начинайте с себя! Ведь главный вопрос в том, что для вас вера, службы, соблюдение заповедей и Кто для вас Иисус Христос. Можно очень строго держать все посты, но при этом не показывать любви к ребенку и любви к Богу. Смысл воцерковления не в том, чтобы человек вырос фарисеем и просто исполнял все «для галочки», так и не поняв, в чем суть христианства. Важно, чтобы состоялась встреча между ребенком и Богом. Возможно ли этому научить? Если родителю самому удалось встретиться со Христом и при этом он не стал фарисеем, то он, скорее всего, найдет способ передать это своим детям. Плохо, если для родителя обряды важнее, чем глубины веры и сам ребенок со всеми его потребностями.

Нужно говорить с ребенком о Боге, о том, как Он участвует в его жизни, читать вместе Библию. Надо найти нужные слова, которые подойдут именно его чаду. Если сам взрослый понимает все эти вещи и говорит искренне, от души, то у него получится объяснить их, ребенок его услышит. А если для взрослого духовная жизнь его чада — это просто список требований, то, конечно, ребенку будет неинтересна церковная жизнь. Ведь ему порой неясно, ради чего нужно жертвовать многими приятными вещами.

Не строгостью, но любовью

— Как распознать, что с верой ребенка что-то не так?

— Есть родители, есть воскресная школа, учителя, психологи, священники. Кто именно должен понять заранее, что с ребенком творится что-то неладное? Кто же может это заметить?

Если у ребенка теплые доверительные отношения с родителями, учителями из воскресной школы, батюшкой, вопросы будут решаться по мере поступления и до серьезных проблем не дойдет. «Что-то неладное» не накопится до размеров катастрофы. Если отношения основаны на жестких требованиях без объяснения причин, без попытки понять чувства и желания ребенка, учесть его потребности, без любви и понимания, то проблемы будут накапливаться, и в какой-то момент он просто уйдет без объяснений, и заранее никто ничего не узнает. Для подростка в такой обстановке небезопасно сообщать о своей неудовлетворенности, он боится скандала, наказания и усиления репрессивных требований. И даже если у священников или учителей воскресной школы возникнут подозрения, вряд ли они смогут что-то сделать. Бывает, конечно, что батюшка может восполнить то, что не дали родители, но такое бывает редко.

— Возможно ли избежать этих ошибок?

— Опять же: все вопросы к родителям. Ребенок ведь не может быть отдельным от родителя, и вся психология детей вырастает из психологии родителей. Если родители отношения с ребенком строят на подавлении, чуть что — начинают кричать и требовать, чтобы он шел к батюшке каяться, а тот вместо утешения начинает его унижать, то естественная реакция ребенка — протест. Вместо того чтобы на естественный бунт ответить любовью, ему мир – церковный, христианский мир! – отвечает ненавистью и жестокостью.

— То есть проблема в том, что ребенок не находит понимания?

— Даже скорее не понимания, а любви. У нас не все умеют говорить «я тебя люблю», не все умеют показывать свою любовь. Если родители так и не полюбили друг друга, то они не смогут показать ребенку, что такое любовь. Как тогда детям поверить в то, что Бог есть любовь? Подростки не верят словам, хотя и слова тоже необходимы. Надо показать любовь через свои действия. Если родители и духовник не могут дать ему этой любви, то ребенку трудно будет поверить и в Божью любовь. А без любви правила теряют смысл. Страх не удержит. А если удерживать страхом, сломать волю… Но тогда он не узнает, что такое радость.

Главное — чтобы дверь не была закрыта

— Смогут ли отпавшие вернуться? Какова вероятность этого?

— На самом деле возвращаются, и очень многие возвращаются. Главное — чтобы дверь не была закрыта. Самое страшное — это когда дверь закрывают. Помните притчу о блудном сыне?

Иногда даже в подростковом возрасте стоит год-другой переждать (это я знаю из личного опыта), дать детям возможность не ходить в церковь какое-то время, подумать, самостоятельно принять решение, и они потом сами приходят. И с большим удовольствием. Важно, чтобы родители показали и дети увидели, как люди идут к Богу и что, кроме ограничений, человек получает на этом пути. У меня есть такая уверенность: если в детстве ребенка не «перегрузили» фарисейством, страхом и чувством вины, то он найдет Бога и сможет вернуться к Нему. И даже если «перегрузили», у человека всегда есть возможность самому во всем разобраться и снова найти путь к Богу и в Церковь.

С Ириной Калёновой
беседовала Евгения Новосельцева

Православие.ру