Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово на день преславнаго Срѣтенія Господня въ храмѣ Іерусалимскомъ старцемъ праведнымъ Симеономъ, 2-го февраля 1908 года.

Испытайте Писанія, какъ изрекъ Христосъ Богъ нашъ въ Евангеліи; въ нихъ мы видимъ, что Онъ для насъ родился и былъ повитъ пеленами, положенъ былъ въ ясляхъ и молокомъ питался, принялъ обрѣзаніе по плоти и былъ носимъ старцемъ Симеономъ, — явясь міру не мнимо, не призрачно, но поистинѣ. Возгласимъ же Ему: превѣчный Боже слава Тебѣ (на литіи стихира, слава).
 
Кого я вижу? Младенца Бога въ храмѣ, внесеннаго Матерію Дѣвою, и подавшагося на руки праведнаго старца, коему было обѣщано отъ Духа Святаго, что онъ не прежде умретъ, какъ увидѣвъ обѣщаннаго міру чрезъ пророковъ Мессію, — Спасителя міра (Лук. 2, 26). О таинство непостижимое, таинство благости, правды, премудрости Божіей!
 
Богъ Себя умалилъ непостижимо, чтобы вознести и возвеличить падшаго человѣка, Себя уничижилъ, принявъ образъ раба, бывъ въ подобіи человѣка (Флп. 2, 7), возрастая какъ Человѣкъ и — совершилъ свое страшное и спасительное дѣло нашего спасенія, чтобы приблизить и присвоить Себѣ погибающее, отчужденное грѣхомъ человѣчество. Такъ возлюбилъ Богъ міръ, что и Сына Своего единороднаго отдалъ, чтобы всякій вѣрующій въ Него не погибъ, но имѣлъ жизнь вѣчную (Іоан. 3, 16).
 
О любовь, любовь Божія! Сколь ты безмѣрна, премудра, восхитительна, непостижима? Человѣкъ: для тебя Богъ во плоти явился, чтобы ты вольною волею погибающій, не погибъ для Него, но спасся Имъ. Тебя пришелъ Онъ взыскать, какъ овцу погибшую на рамена Свои принять и принесть къ Отцу Своему небесному, по Своему хотѣнію. Благоговѣй человѣкъ предъ судьбами Божьими. То, что совершилъ для насъ Господь Іисусъ Христосъ, было предопредѣлено въ Совѣтѣ Божіемъ, прежде всѣхъ вѣковъ — и было необходимо для нашего спасенія, и иначе не могло быть.
 
Но для чего Богомладенецъ былъ принесенъ въ храмъ? Для посвященія Богу, какъ Человѣкъ безгрѣшный и, — чтобы принести жертву священникамъ — два птенца голубиныхъ по закону выкупа перворожденныхъ младенцевъ мужескаго пола. Какъ Законодатель, Богъ Младенецъ Самъ исполнилъ законъ, повинуясь закону, чтобы насъ научить исполнять Божіи заповѣди, — какъ и обрѣзаніе принялъ, чтобы исполнить законъ и положить ему конецъ. Вообще всею Своею жизнію, какъ и словомъ Своимъ, Онъ научалъ насъ смиренію и послушанію и точному исполненію заповѣдей Божіихъ ради правды Божіей и ради вѣчной жизни.
 
Ни одного слова Онъ не изрекъ противъ воли Отца небеснаго, ни одного дѣла не сдѣлалъ противъ Его праведной воли: вся жизнь Его была совершенное исполненіе воли Божіей, ибо въ исполненіи ея заключается любовь наша къ Богу.
 
Какую замѣчательную рѣчь или пѣснь сказалъ старецъ Симеонъ Младенцу-предвѣчному? Нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему съ миромъ, говорилъ онъ; ибо видѣли очи мои спасеніе Твое, еже еси уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей (Лук. 2, 29-31). Съ радостію неописанною сказалъ старецъ эти слова: ибо преутружденъ былъ старостію необычайною; и получилъ теперь отпускъ отъ Владыки живота и смерти къ вѣчному блаженству. О если-бы и намъ отойти изъ этой жизни съ такою надеждою, съ такою радостію, какъ онъ! И мы всѣ, если пожелаемъ, можемъ отойти съ подобнымъ упованіемъ если будемъ жить благочестиво и будемъ напутствованы предъ кончиною своей причастіемъ Божественныхъ Таинъ съ искреннею исповѣдію.
 
Но, что сказалъ старецъ на прощаніи съ этимъ міромъ Матери Младенца? Онъ предсказалъ Духомъ Святымъ, что Младенецъ Сей предлежитъ на паденіе и на возстаніе многихъ въ Израилѣ, т. е. въ Еврейскомъ народѣ, и въ предметъ пререканій; а Тебѣ Самой пройдетъ сердце оружіе, чтобы открылись помышленія многихъ сердецъ (Лук. 2, 34-36), т. е. фарисеевъ, книжниковъ, первосвященниковъ, иродовъ, пилатовъ и подобныхъ.
 
Проповѣдь Христова, жизнь и чудеса Его обнаружили сокровенныя помышленія этихъ лукавыхъ, гордыхъ людей. Прежде люди не знали ихъ лицемѣрія, а жизнь Христова, проповѣди Его вызвали въ нихъ, какъ злокачественный нарывъ, всю мерзость ихъ сердецъ: зависть, гордость, злобу, корыстолюбіе, ложное пониманіе и толкованіе писаній.
 
И теперь предъ Евангеліемъ раскрывается все лукавство человѣческое, ибо оно обличаетъ и нынѣ всѣ страсти людскія и оно же будетъ судить во второе пришествіе Христово всѣ племена и народы христіанскіе.
 
Будемъ же читать и слушать св. Евангеліе, чтобы жить по нему и обличать себя во всѣхъ грѣхахъ принося всегдашнее, искреннее покаяніе Сердцевѣдцу, испытующему сердца и внутренности наши (Іер. 11, 20), готовому судить живыхъ и мертвыхъ. Аминь.
 
Источникъ: Протоіерей Iоаннъ Ильичъ Сергіевъ (Кронштадтскій). Слова и поученія, произнесенныя въ разныхъ мѣстахъ служенія въ 1907-8 гг. — СПб.: Типографія В. Ерофеева, 1908. — С 75-78.