Прав. Іоаннъ Кронштадтскій († 1908 г.) Слова, произнесенныя въ 1905 году. Слово въ великій Пятокъ предъ Плащаницею.

Совершишася! (Іоан. 19, 30).
 
Сейчасъ мы совершили торжественный выносъ плащаницы съ изображеніемъ умершаго на крестѣ Господа нашего Іисуса Христа. Эта смерть — дѣло злобы и зависти человѣческой, этотъ крестъ, эта смерть — дѣло рукъ человѣческихъ. Міръ во злѣ лежащіи (1 Іоан. 5, 19), совершилъ неслыханное злодѣяніе, убилъ Богочеловѣка, оказавшаго безчисленныя благодѣянія людямъ и неисчетныя благотворныя чудеса, такъ что если бы писать о нихъ подробно, то, думаю, и самому міру не вмѣстить бы написанныхъ книгъ (Іоан. 21, 25).
 
Но какъ же Премудрый, Всевѣдущій, Всеправедный и Всесильный допустилъ быть такой вопіющей неправдѣ, такому злодѣйству; почему Самъ Распятый попустилъ надъ Собою такое поруганіе? Отвѣчаю: потому же, почему и нынѣ — въ наше время — Онъ допускаетъ ругательства и издѣвательства надъ Собою, надъ Своею Церковію и Ея служителями дерзновеннымъ и самообольщеннымъ борзописцамъ и невѣрамъ, — именно, по Своему долготерпѣнію, чтобы явилось превосходство и побѣда Его благости надъ злобою діавольскою и людскою. Міру попущено было совершить это злодѣяніе для того, чтобы онъ самъ тутъ увидѣлъ себя, какъ въ зеркалѣ, свое лицемѣріе, свое тупоуміе, ложь, лукавство, свою злобу, зависть, гордость, свое тщеславіе, славолюбіе, сребролюбіе, свою суетность; и, сознавши свои грѣхи, покаялся бы во всемъ этомъ безобразіи, или, въ случаѣ непокаянія, остался безотвѣтенъ предъ судомъ Божіимъ, и получилъ достойное воздаяніе.
 
Для Самого Богочеловѣка крестная смерть была цѣлію Его пришествія на землю, Его славою, Его искупительнымъ дѣйствіемъ, жизнію для человѣческаго рода, какъ Онъ Самъ говорилъ: сего ради пріидохъ на часъ сей, часъ смерти крестной (Іоан. 12, 27). Если пшеничное зерно, падши въ землю, не умретъ, то останется одно; а если умретъ, то принесетъ много плода (Іоан. 12, 24); Онъ умеръ для того, чтобы смертію Своею упразднить имѣющаго державу смерти — діавола, и избавить людей, которые страхомъ смерти всю жизнь были подвержены рабству (Евр. 2, 14-15).
 
Дни страстной недѣли называются великими днями потому, что въ эти дни совершились чрезмѣрно великія событія — страданія и смертъ Богочеловѣка, какъ изрекъ объ нихъ Господь въ послѣдній разъ: совершилось (Іоан. 19, 30)! Объяснимъ, на основаніи слова Божія, величіе этихъ событій относительно спасенія человѣческаго рода и охраны самого міра отъ окончательнаго разрушенія. Сѣмя свято стояніе міра (Ис. 6, 13), говоритъ Господь. Міръ видимый не могъ бы стоять доселѣ, если бы за міръ, за грѣхи его безчисленные — не пострадалъ добровольно Сынъ Божій Своимъ человѣческимъ естествомъ. Съ одной стороны — безконечная святость и правда Божія, съ другой — безконечно великія и всякія неправды людей, принятыхъ въ началѣ въ общеніе съ Богомъ и — отпадшихъ, не допускаютъ существовать міру въ такомъ безобразномъ, мрачномъ и непотребномъ состояніи, потому что какое общеніе у свѣта со тьмою, у правды съ беззаконіемъ (2 Кор. 6, 14)? и потому первый міръ, полный беззаконій, былъ потопленъ водою, кромѣ благочестиваго Ноя и семейства его со всѣми видами животныхъ, существующихъ на землѣ. Беззаконные города Содомъ и Гоморра были сожжены небеснымъ огнемъ.
 
И настоящему беззаконному міру, почти на половину носящему имя Христово, за его беззаконія и невѣріе, надлежало бы быть истребленнымъ водою или огнемъ, или землетрясеніемъ, или войною кровопролитною, или междуусобіемъ, какъ и было, и бываетъ это въ мірѣ по мѣстамъ, но крестныя страданія и смерть Богочеловѣка ходатайствуютъ непрестанно предъ правосудіемъ Божіимъ о продолженіи бытія міра и долготерпѣніи къ роду человѣческому, чтобы люди смысленные образумились, покаялись и спаслись. Притча о смоковницѣ въ саду (Лук. 13, 7-9) — наглядно показываетъ намъ долготерпѣніе къ намъ Божіе и ожиданіе нашего покаянія. Кромѣ того Провидѣніе предусматриваетъ въ грядущихъ временахъ многихъ праведныхъ людей, подобныхъ нашему Серафиму Саровскому, которые жизнію своею украсятъ небо церковное, послужатъ добрымъ примѣромъ для людей, и будутъ достойны царствія Божія; и вотъ міръ стоитъ, какъ ради настоящихъ немногихъ избранныхъ, ибо много званныхъ, но мало избранныхъ (Матѳ. 20, 16), такъ и ради будущихъ избранниковъ Божіихъ, коихъ предвидитъ Тотъ, Кто нарицаетъ не существующее, какъ существующее (Рим. 4, 17), и Который избираетъ иныхъ людей для служенія Себѣ прежде зачатія и рожденія, какъ пророка Іеремію.
 
И такъ міръ стоитъ и не рушится, и еще не объятъ всеистребляющимъ пламенемъ ради Христа, пострадавшаго за міръ грѣшный, и креста Его. Не поднимайте же высоко голову свою интеллигенты и борзописцы, и перестаньте презирать Христа съ его крестомъ; не уничижайте Церковь святую, которая есть Тѣло Его, и которой Онъ — вѣчная Глава, да и надъ нами, служителями Его, не глумитесь. Вы непрестанно лягаете въ своихъ ежедневникахъ (газетахъ) свою Мать, Церковь, которая дала вамъ имя и пакибытіе, и славное христіанское званіе. О, если бы вы не носили это имя! Мы знакомы съ вашимъ антихристовымъ духомъ и удивляемся вамъ, вашему кощунству, но бороться съ вами не желаемъ, предоставляя васъ суду Божію. Кто вамъ далъ власть такъ презорливо судить и осуждать насъ, и наши церковныя дѣла, — вамъ, столь мало смыслящимъ въ дѣлахъ церковныхъ? Въ своемъ мірскомъ огородѣ вамъ много дѣла: въ немъ и работайте, а въ нашу священную ограду съ вашимъ мірскимъ лукавымъ духомъ не суйтесь. Благодатію Божіею мы справимся сами съ собою и съ людьми, хотя и отъ міра, но въ Бога вѣрующими, мирными и благонамѣренными, а не съ вами, пропитанными злобою, гордыней и лукавствомъ.
 
Заключу мое слово словами апостола Павла: слово о крестѣ для погибиющихъ юродство есть, и для насъ спасаемыхъ сила Божія, ибо написано: погублю мудрость мудрецовъ и разумъ разумныхъ отвергну (Ис. 29, 14). Гдѣ мудрецъ? Гдѣ книжникъ? Гдѣ совопросникъ вѣка сего? Не обратилъ ли Богъ мудрость міра сего въ безуміе (Ис. 33, 18). Ибо когда міръ своею мудростію не позналъ Бога въ премудрости Божіей, то благоугодно было Богу юродствомъ проповѣди (о крестѣ) спасти вѣрующихъ: ибо и Іудеи требуютъ чудесъ, и Еллины ищутъ мудрости, а мы проповѣдуемъ Христа распятаго, для Іудеевъ соблазнъ, а для Еллиновъ (и нашихъ толстовцевъ) безуміе, — для самихъ же призванныхъ, Христа, Божію силу и Божію премудрость; потому что немудрое Божіе премудрѣе человѣковъ, и немощное Божіе (Христосъ распятый) сильнѣе человѣковъ. Посмотрите, братія, кто вы призванные, не много изъ васъ мудрыхъ по плоти, не много сильныхъ (міра), не много благородныхъ; но Богъ избралъ немудрое міра, чтобы посрамить мудрыхъ (и нашихъ борзописцевъ), и немощное міра избралъ Богъ, чтобы посрамить сильное; и незнатное міра, и уничиженное, и ничего незначущее избралъ Богъ, чтобы упразднить значущее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась предъ Богомъ. Отъ Него и вы во Христѣ Іисусѣ, Который сдѣлался для насъ премудростію отъ Бога, праведностію и освященіемъ и искупленіемъ, чтобъ было, какъ написано: хвалящійся, хвались Господомъ (1 Кор. 1, 18-31), Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.
 
Источникъ: Полное собраніе сочиненій настоятеля Кронштадтскаго Андреевскаго собора Протоіерея о. Iоанна Ильича Сергіева. Новыя слова, произнесенныя въ 1905 году. — Изданіе первое, подъ редакціей автора. — Кронштадтъ: Типографія газеты «Котлинъ», 1906. — С 38-42.