ПОЧЕМУ СПАСЕНИЕ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО В ЦЕРКВИ?

Ответы пастырей

От людей, называющих себя православными, нередко можно услышать самонадеянное: «Я и без Церкви обойдусь! Бог всех спасает». Понимают ли они, как и чем Бог спасает, да и что такое Церковь? Мы попросили пастырей Русской Православной Церкви объяснить, почему спасение возможно только в Церкви.

Церковь устроена Господом именно как место нашего спасения

Игумен Нектарий (Морозов):

– Когда мы говорим о процессах, имеющих естественный характер, которые подвластны нашему рассудку, мы можем высказывать какие-то независимые суждения. Почему из дерева можно сделать корабль, а из стекла его сделать нельзя? Понятно почему. Когда мы говорим о спасении – это нечто, относящееся к области неземной. Процесс нашего спасения не ясен для нас. Мы знаем только, что спасение – это то, что нам подаёт Господь, что Господь пришел на землю, став Человеком, для того, чтобы дать нам возможность стать богами по благодати и устроить нам путь и способ спасения, который Он избрал.

Совершенно очевидно, что неотделимой частью этого пути ко спасению и домостроительства нашего спасения является устроение Церкви. Неслучайно мы каждый день слышим в Церкви эти слова: «Юже стяжал еси честною Твоею кровию». Господь устроил Церковь именно как место, как средство нашего спасения. Если бы она не была нужна, то Господь не стал бы ее устраивать. Я думаю, что именно это имел в виду священномученик Киприан Карфагенский, когда говорил свои знаменитые слова: «Для кого Церковь не является матерью, для того Бог не может быть Отцом».


Протоиерей Сергий Правдолюбов:

– Об этом написано всё Евангелие. Надо внимательно прочесть его и попытаться понять. Если не всё понятно, можно обратиться к трудам священномученика Илариона (Троицкого), честные мощи которого находятся в Сретенском монастыре. Если и тогда будет трудно, то можно подойти к раке его святых мощей, припасть и, мысленно обращаясь к нему с этим вопросом, попросить от всей души разъяснения. Твердо верю, что он не оставит эту просьбу без ответа – конечно, не буквально и прямо, но поможет и подскажет теми способами, которые доступны святым и защитникам Православия, тем более священномученикам.

Мы объединены Евхаристией

Протоиерей Олег Стеняев:

– В Православии представление о спасении настолько радикально отличается от того, как об этом учат другие христианские конфессии, что о Православии можно говорить как о самостоятельной религии. Если в других религиозных системах спастись можно и когда блудишь, пьешь и куришь, то в православном понимании спасение – это восстановление человека до того состояния, в котором он пребывал до грехопадения. И даже больше: восстановление человека не по образу Адама перстного, а по образу Адама Небесного, то есть Господа нашего Иисуса Христа. Человек был создан по образу и подобию Бога, в грехопадении он это утратил или омрачил, и под спасением мы понимаем восстановление человека в том достоинстве, которое он может обрести в Иисусе Христе как во Втором Адаме. Поэтому для нас спасение – это не только искупление, но и освящение. Но это не только освящение, или воцерковление, но и обожение, то есть такое воссоздание человека, которое делает его по благодати богом.

Протоиерей Александр Кузин:

– Церковь – источник благодати Святаго Духа. Для новоначальных это вопрос веры, для верующих это живой опыт спасения души.


Протоиерей Павел Гумеров:

– Сейчас вернулась мода на отрицание Церкви. Модно стало говорить: «Я человек крещеный, захожу иногда в храм свечку поставить, а вот Церковь, где епископы и священники такие алчные и прочее… нет, я не могу принять, отрицаю. И вообще Церковь придумали люди, это некое ООО для изымания денег». Так думать – полное невежество. Полнейшее! Говорящие так люди не удосужились ни разу прочесть Евангелие. Потому что первое деяние Господа, вышедшего на общественное служение, крестившегося от Иоанна в водах Иордана (а до этого, собственно говоря, Господь только готовился к нему), – это призвание апостолов. Это «где двое и трое собрались во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф. 18: 20). То есть это – создание Церкви.

Церковь и начинается с создания первой христианской общины. 12 учеников, потом – 70 учеников, потом – еще несколько сотен людей, которые составляли эту общину. И Господь Сам говорит: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16: 18).

Господь не дает нам возможности спросить, для чего нужна Церковь. Все, что мы имеем, – это наше вероучение, наши таинства, наша иерархия, которую так не любят либералы. Либералы ополчаются в первую очередь на кого? На Патриарха, на епископов, на священников. Но эти хулители не знают церковной истории, да и Евангелие, видимо не прочли ни разу. Потому что в Евангелии сказано: Церковь установил Сам Господь! Для нас эталон – первая христианская община, созданная Христом. И там были и Таинства, был и епископат, было и священство, было и диаконство.

Для чего нужна Церковь? Церковь – это Тело Христово. Мы все – клеточки этого Божественного организма, Христос – глава Церкви. В нас во всех, в этих клеточках, течет Кровь Христова, которую мы получаем в Евхаристии. Мы объединены главным Таинством – Евхаристией. Причастие может быть только в Церкви. Это не мои слова, это слова Христа. Церковь – это и семья. Ни один человек не спасается поодиночке. Даже схимники, уходя от мира, с Церковью не порывали, но они молились за весь этот мир, они молились за нашу Церковь, просто они на своем посту служение несли. Потому и наша семья: мама, папа, детки – это тоже Церковь, Малая Церковь – конечно, если в семье совершается молитва, а не каждый сидит у своего телевизора и Церковь отрицает, ну, иногда, может быть, «Отче наш» прочтет… Именно в Церкви спасаются, потому что задача человека – любить Бога, любить ближнего, то есть реально ему служить и вместе с ним молиться в Церкви.

Святые отцы говорят нам, что Церковь нас спасает подобно Ноеву ковчегу, поэтому она иногда и выглядит, как корабль – Ноев ковчег. В волнах моря житейского мы спасаемся именно в этом корабле спасения, который создал Сам Господь. И как вне Ноева ковчега все погибли, а спаслись только те люди и животные, которые в ковчеге находились, так и мы с вами вне Церкви если не погибнем физически, то духовно уж никак не спасемся.

Господь создал Церковь, потому что нужно оградить верных стенами духовными, вполне реальными, но неосязаемыми, от того зла, которым движим этот мир. И чтобы мы изменили мир, выйдя за ограду церковную. Вот такая задача у Церкви.

Всем известны слова священномученика Киприана Карфагенского: «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец», – и слова священномученика Илариона (Троицкого): «Вне Церкви нет спасения, вне Церкви нет Таинств». Церковь совершенно необходима. И как мы верим в Троицу, так верим и в Церковь. Ты не можешь быть христианином, если ты отрицаешь Церковь. Это – не христианство вообще, это какое-то самоизмышленное лжеучение.


Протоиерей Алексий Уминский:

– Во-первых, Церковь только для этого и существует на земле, чтобы осуществлять человеческое спасение. И ради этого Господь ее на земле утвердил в лице Своих учеников и апостолов. И Церковь – это место реального пребывания Бога, но Церковь – это место и реального пребывания человека. Церковь не только храм, но и реальная сообщность человека и Бога. Церковь – это человек плюс Бог.

И, собственно, спасение в Церкви мыслится нами не только как благоденствие. Многие люди, к сожалению, воспринимают спасение и пребывание в вечной жизни как некое улучшенное земное состояние. Вот, думают они, на земле хорошо, а в раю-то ведь еще лучше. В их представлении рай – это такой суперотель, где «всё включено». Там солнце светит, там пальмы растут, море плещется да еще и ангелы на струнных инструментах исполняют Вивальди. Такой, знаете, санаторий высшего класса. Но так только в карикатурах, наверное, можно изображать Царство Небесное.

А вообще-то вечная жизнь и Царство Небесное – это жизнь общая человека и Бога. Когда Бог и человек живут вместе единой общей жизнью любви. И Бог стал Человеком для того, чтобы человек воспринял возможность слышать Бога, видеть Его и как-то хорошо Его понять, сродниться с Ним. И это родство Бога с человеком осуществляется через Церковь, через Его святые Таинства. И, конечно, прежде всего через Таинство Божественной Евхаристии, когда человек и Бог настолько близки, что в человеке течет Божественная кровь. Как пишет апостол Петр: всем нам надлежит «стать причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1: 4) – Божественной природы.

И вот это единство, это родство, это соединение человека и Бога возможно только в Церкви, потому что Господь Церковь ради этого на земле и утвердил. И Дух Святой сошел с неба на землю из недр Святой Троицы именно для того, чтобы здесь пребывать вместе с нами и возводить бесконечно нас в Царство Небесное. Нигде в другом месте этого не найдешь.


Священник Александр Шумский:

– Сын Божий воплотился и вочеловечился ради нашего спасения. Следовательно, до Его воплощения, до прихода в наш мир Господа Иисуса Христа спасение от диавола и от ада было невозможно. Логика простая. Только Богочеловек Иисус Христос мог спасти человечество, попавшее в плен диавольской державы. Он воплотился и крестился для того, чтобы сокрушить диавольскую державу и воздвигнуть Божию державу, воссоздать Свое благодатное Царство. Поэтому Господь создает Свою Церковь, являющуюся видимым знаком этого благодатного Царства. Благодатное Царство начинается для человека здесь, на земле, в видимой Церкви, и уходит в вечность – в Царствие Святой Троицы. Поэтому кроме Церкви не существует входа в благодатное и спасительное Царство Святой Троицы. И посмотрите на личность основателя Церкви. Ведь все религии были основаны простыми людьми: Будда был человек, Магомет был человек, про языческие религии я вообще не говорю. И только христианство основано Богочеловеком – поэтому спасение возможно только через Него и Его Церковь.

Только Православие является хранилищем истины

Диакон Владимир Василик:

– Как говорил святитель Киприан Карфагенский, спастись вне Церкви можно так же, как если бы кто-то спасся вне Ноева ковчега. Только в Церкви спасение. Потому что Церковь – это Тело Самого Господа Иисуса Христа. Это Его дом.

В чем состоит спасение? В сущностном изменении человека. Именно в изменении самой его душевной, духовной природы, а потом и в воскресении. Потому что Христос есть глава Церкви, и Он есть спаситель тела, как говорит апостол Павел. Никто другой этого не обещал и, понятно, не мог исполнить.

Спрашивают: «А почему спасение только в Православной Церкви? Почему в других нельзя?» А в каких других? В протестантских? Так сейчас это Содом и Гоморра. Это язычество чистой воды. Ярко осуществленное их богословие смерти Бога. И добавлю: смерти человека. Если в Норвегии отбирают из семьи детей за «религиозную пропаганду» – за то, что девочка спела в школе песню с религиозным подтекстом, чего же еще ждать?! Такого у нас и в советские времена не было. Христа у протестантов просто нет. «Несть зде!» Понятно, что есть сотни тысяч, даже миллионы несчастных людей, которых воротит от этого богомерзостного тоталитарного порядка, но которые ничего с ним сделать не могут. Но так же понятно, что та «церковная жизнь», которая этот порядок сформировала, не является церковной.

А что в Римо-католической церкви? Казалось бы, тут всё есть: и сакраментальная жизнь, и монашество, и нравственные правила, и иерархия… Всё чинно, в порядке. Но… на самом деле ничего этого реально нет, потому что, как точно сказал А.С. Хомяков: «Протестантизм есть законное, хотя и мятежное чадо римо-католичества». Соответственно, всё непотребство протестантизма вырастает из католичества. В известном смысле и догматика, и духовная жизнь католического мира – это антимир, антисистема: она противоположна православной жизни. Безусловно, есть много искренних и честных католиков, которые стремятся жить по Евангелию, которые стремятся жить по отцам и спасаться, но я бы сказал, что это люди, плывущие на обломках корабля. А сам римо-католический «Титаник» в духовном плане пошел ко дну.

О монофизитских церквях и говорить не стоит. Те определения Вселенских Соборов, которые об этих церквях в свое время были приняты, до сих пор сохраняют свою силу.

Вот и остается только Православие, которое является хранилищем истины, хранилищем благодати Святого Духа и в котором вся полнота спасения. Естественно, в виде потенциальном. В Церкви мы можем встретить много всяких людей – как и великой, святой и высокой жизни, так и людей грешных, неадекватных, а временами и развращенных, а временами просто информационных циников. Но это ничего не говорит об онтологической природе Церкви. «Всё это было, было». Как писал святитель Григорий Богослов: «Иуда был предатель, одиннадцать – светила». В Церкви всегда было много людей очень разных. Неслучайно еще святитель Киприан сравнивал ее с Ноевым ковчегом, в котором есть чистые и нечистые животные, животные благородные и различные гады и пресмыкающиеся. Поэтому смущаться не стоит, потому что требование чистой Церкви означало бы немедленное требование Страшного суда, к чему мы, понятно, не готовы.

Подготовил послушник Никита (Попов)

pravoslavie.ru